Армия машин: Армия машин – КиноПоиск

Содержание

текст, цитаты фильма, читать содержание, описание

Компания Грин Комюникейшнз.
АПЕКС: Усовершенствованный Прототип Исследовательского модуля.
В 2072 году была запущена программа АПЕКС,
целью которой было исследование времени.
Во избежание контакта с населением, роботы-разведчики запускались
в незаселенные области.
Биологический анализ первых команд выявил вирусные и клеточные изменения,
вызванные перемещением сквозь время.
Во избежание опасности заражения и образования Парадокса Времени,
был принят Приоритет очередности, номер А-1-0-1 .
Согласно ему, в случае обнаружения парадокса, стерилизационные модули
направляются в любую точку времени и будут отправляться до полного устранения
участка параллельной реальности.
Грин Комюникейшнз совместно с
Репаблик Пикчерз представляет
Производство Талаата Каптана
Фильм Филипа Рота
В ролях: Ричард Китс
Митчел Кокс
Лиза Рассел Маркус Аврелий
Адам Лоусон Дэвид Томас
Анна Чой Кристин Нортон
Продюсер: Гари Бюркарт
Композитор: Джим Гудвин
Главный оператор: Марк Грей
Отвественный за производство: Мэрион Обераунер

Идея: Филипа Рота и Джан-Карло Скандиуззи
Сценарий: Филипа Рота и Рональда Шмидта
Продюсер: Талаат Каптан
Режиссер: Филип Рот
АРМИЯ МАШИН
Плохой сон?
Что?
Твой сон.
Молния.
Наташа, иди, взгляни в окно.
Наташа?
Нет!
Еще рано?
Да.
Опять плохой сон?
Я не могу изменить свою жизнь.
Нет, ты можешь.
Возможно, она была права. Я мог все изменить. До сих пор это был кошмар.
Всегда один и тот же. Я изменил прошлое и Наташа исчезла из моего мира.
И затерялась во времени.
Исследовательский центр Дейтатрон. 3 апреля 2073 года.
3 апреля 2073 года. Мы собираемся запустить разведчика в прошлое
на сто лет назад. Что бы ни случилось в тот день,
моя жизнь навсегда изменилась.
Код принят. Вы входите в запретную зону.
Синклер, дневной код сменился?
Да. Девять-ноль-два пять-восемь.
Данные анализа последнего разведчика.
Обнаружено нарушение ДНК.
Тот же вирус?
Я бы назвал это изменением отдельных клеток.
Искусственная мутация. Анализ не завершен.
Не уверен. Больше похоже на действие вируса.
Ты же не собираешься прекращать эксперимент, Николас?
Нет. Но меня волнует опасность заражения исследуемой зоны.
Опасность. Перегрузка на конечном портале.
Джонсон, что происходит?!
Обнаружена неисправность внешних ускорителей.
Не знаю, похоже на мгновенное обращение временного окна.
Словно, что-то пыталось вернуться.
Это вряд ли, мы не посылали разведчиков. Состояние системы?
Все подключено. Система все еще работает.
Продолжить или отменить?
Продолжить. Подключение через восемь секунд.
Ускорители терминала под нагрузкой девяносто семь процентов.
Сто лет назад. Тысяча девятьсот семьдесят третий. Такое простое время.
Длительность

Армия машин . Железные бойцы

Красная армия усиленно изучает технику. Каждое утро в красноармейской казарме, в гараже или на дворе какая-нибудь группа красноармейцев окружает машину со всех сторон — слушает объяснение командира, разбирает, учится управлять. Машина только ночью бывает одна. Остальное время вокруг нее — красноармейцы. Старый грузовик, с которого сняли колесо и кузов, стоит на клетке из дров. Он отслужил свой срок, износился, больше возить грузы не может. Он больше — не автомобиль, а учитель техники.

Его собирают, разбирают, чистят, пускают в ход. На старом моторе учат обращаться с новыми.

Учителями служат и тракторы, механические пилы, бетономешалки, электрические машины.

Красная армия учится обращаться со всеми могучими помощниками — машинами.

Это особо важно. Машины Красной армии послужат для борьбы с капиталистическими армиями. Они должны помочь победить армию машин наших врагов.

Капиталисты отлично знают, что в случае войны им придется мобилизовать миллионы рабочих и крестьян. Сами капиталисты воевать, конечно, не пойдут. Придется дать оружие рабочим и заставить их воевать против рабочих Советского Союза.

«А что если солдаты обратят оружие против нас самих?» — копошится тревожная мысль у капиталистов.

Нельзя ли обойтись без солдат? Изобретатели и военные инженеры стремятся изобрести как можно больше машин, чтобы заменить ими солдат.

Они строят флотилии сухопутных, ползающих броненосцев. Они строят батальоны маленьких танкеток.

Один английский полковник напечатал книгу, в которой предлагает обойтись совсем без солдат, воевать только одними машинами.

Капиталисты надеются на машины. Красной армии придется столкнуться с могучей механизированной армией противника. Наши машины не должны быть хуже их и не будут.

Машина воевать не может. Даже для армии машин, о которой мечтают капиталисты, нужны сотни тысяч людей — механиков.

Откуда они возьмут их? Это— тоже рабочие, слесаря, токаря, фрезеровщики, монтеры. Это — наиболее сознательная часть рабочего класса. Металлисты во всех странах — вожаки революционного движения, передовой отряд классовой борьбы. Создавая армию машин, капиталисты дают могучее оружие в руки самой революционной части пролетариата.

Особенные надежды буржуазия возлагает на танки. Им кажется, что можно изобрести такой танк, который заменит пехоту. Еще первые изобретатели думали, что танки могут без пехоты идти в атаку. Но танки сильны, пока идут, а остановились, израсходовали пули — и стоит железная коробка посреди поля дура-дурой.

После атаки нужно остановиться, укрепиться, а этого танки сделать не могут. Пехота— самая важная, самая главная часть армии. Она сильна, когда идет и когда стоит.

Про артиллерию и говорить нечего. Артиллерия в атаку никогда не ходит.

Был, правда, один-единственный случай, когда пушки пошли в атаку. Артиллерия ввязалась в рукопашный бой. Это было под Перекопом. Красная армии наносила последний решающий удар белогвардейцам. Бой завязался у турецкого вала на Перекопском перешейке. Бой был так упорен, что артиллеристы не выдержали, выкатили вперед орудия и ринулись вместе с ними в гущу свалки. Револьвер и пушка стреляли в одну цель. Пушки били в упор в неприятеля, который был всего лишь в нескольких шагах. Это был единственный случай рукопашного боя пушек. Он вряд ли повторится.

Для чего стрекочут пулеметы? Чтобы уничтожить противника и расчистить путь своей пехоте для атаки.

Для чего летают самолеты? Чтобы бомбами уничтожить противника и расчистить путь своей пехоте для атаки.

Для чего стреляют пушки? Чтобы снарядами уничтожить неприятельские укрепления и пулеметы, чтобы расчистить путь своей пехоте для атаки.

Машины — могучие помощники. Без них обойтись нельзя. Но главное — это крепкие, отважные, сознательные бойцы.

Армия машин 1994 смотреть онлайн бесплатно в хорошем качестве

Рейтинг
4.7 4.9 4.5
Название
A.P.E.X.
Год
1994
Жанры
фантастика, боевик
Страна
США
Режиссёр
Филлип Дж. Рот
Сценарий
Филлип Дж. Рот, Рон Шмидт, Гиан-Карло Скандуцци
Актёры
Ричард Китс, Митчелл Кокс, Лиза Энн Расселл, Маркус Аурелиус, Адам Лосон, Дэвид Жан Томас, Брайан Ричард Пек, Анна Б. Чои, Кристин Нортон, Джей Ирвин
Время
Премьера
4 марта 1994 в мире
DVD
26 января 2010

Недалекое будущее. Военные силы, финансирующие проект «Путешествие во времени», отправляют механического робота на 100 лет назад, чтобы тот изменил ход истории. Но следы посланника теряются во временных интервалах. Не дождавшись обратного сигнала, гениальный создатель машины времени, ученый – физик, сам отправляется в прошлое…

Оружие: Наука и техника: Lenta.ru

Армия США получила два первых прототипа легких боевых машин «революционного» семейства наземных беспилотников Robotic Combat Vehicle (RCV), пишет The Drive.

Издание отмечает, что над соответствующими изделиями работала американская компания Pratt Miller совместно с ведущим британским подрядчиком QinetiQ. Легкая боевая гусеничная машина в базовой конфигурации имеет массу около семи тонн и получила гибридный двигатель, обеспечивающий экономию топлива и малошумность. Изделие может развивать скорость до 30 миль (более 48 километров) в час. Основная задача легкой машины семейства RCV — разведка. В качестве оружия боевая машина получает стандартный дистанционно управляемый боевой модуль M153 Common Remotely Operated Weapon Station II (CROWS II), опционно включающий, в частности, пусковую установку противотанковой системы FGM-148 Javelin.

В ноябре издание Breaking Defense написало, что линейка RCV будет включать роботов от легкой машины-разведчика, вооруженного одной противотанковой ракетой, до 30-тонного беспилотного танка, «такого же прочного, как 70-тонный M1 Abrams». Тогда же журнал Popular Mechanics отметил, что тяжелые машины RCV будут способны «убивать» российские и китайские танки, в частности, Т-14 «Армата» и Type 99.

Материалы по теме

00:02 — 21 сентября 2020

Бюджетный убийца

США испытали «истребитель шестого поколения». Чем это грозит России?

00:01 — 28 августа 2020

В мае издание Defense News сообщило, что американские военно-промышленные компании Raytheon и Lockheed Martin начали производство FGM-148F Javelin, которые от предыдущих модификаций отличает усовершенствованная боевая часть, где объединены осколочно-фугасная и противотанковая тандемно-кумулятивная боеголовки, позволяющие эффективно уничтожать не только танки, но и легкобронированную технику и живую силу.

В сентябре журнал Popular Mechanics написал, что при надлежащем использовании FGM-148 Javelin способен уничтожить на Украине десятки бронированных машин, направляющихся с востока на запад.

Быстрая доставка новостей — в «Ленте дня» в Telegram

: Технологии и медиа :: РБК

Серийные поставки Т-14 в Вооруженные силы начнутся в 2022 году, сообщил генконструктор Уральского конструкторского бюро. «Ростех» представил боевую машину на международной выставке вооружений IDEX-2021

Танк Т-14 «Армата» (Фото: Евгений Самарин / РИА Новости)

Серийные поставки танка «Армата» (Т-14) в Вооруженные силы России начнутся в 2022 году, сообщил журналистам генеральный конструктор Уральского конструкторского бюро транспортного машиностроения (УКБТМ, входит в концерн «Уралвагонзавод») Андрей Терликов, разработавший боевую машину, передает «РИА Новости».

«Серийные контракты на поставку «Арматы» заключены между Минобороны и УВЗ (Уралвагонзавод.  — РБК). Госиспытания идут, ожидаем их окончания в ближайшие год-два. До конца 2021 года по одному из контрактов запланирована поставка установочной партии машин. <…> С 2022 года мы выйдем на устойчивые серийные поставки этих машин», — сказал Терликов.

Для танка «Армата» оформили экспортные документы

В августе прошлого года министр промышленности и торговли Денис Мантуров заявлял, что ожидает, что министерство обороны возьмет на вооружение танк «Армата» в конце 2020 года — начале 2021 года, после завершения государственных испытаний. В апреле он говорил, что серийные поставки боевой машины в российскую армию начнутся в 2021 году.

Т-14 был представлен в 2015 году. Особенность танка — необитаемая башня: экипаж помещен в бронированную капсулу, отделенную от боекомплекта. «Армата» предназначена для поддержки наступления мотострелковых подразделений, уничтожения живой силы противника и укреплений.

Экспонаты «Армии-2019»: дрон-камикадзе, робот-экраноплан и гражданский «Калашников»

  • Павел Аксенов
  • Би-би-си

Подпись к фото,

Боевая машина поддержки танков «Терминатор» на выставке «Армия-2019»

В подмосковной Кубинке на территории парка «Патриот» министерства обороны России проходит выставка «Армия-2019».

Эта выставка — главное событие не только для предприятий российского оборонно-промышленного комплекса. Это масштабное пропагандистское мероприятие.

Сам парк «Патриот» был задуман и построен скорее как центр пропаганды военной культуры, российской военной истории.

В 2019 году на выставке у посетителей появилась возможность как следует рассмотреть экспонаты. В прошлые годы на выставке экспонаты показывали за оградой на расстоянии нескольких метров.

Русская служба Би-би-си рассказывает о самых ярких экспонатах «Армии-2019».

Самоходная артиллерийская установка 2С42 «Лотос» построена на базе боевой машины десанта БМД-4. Она была разработана в ЦНИИТОЧМАШ для замены десантируемой самоходки 2С9 «Нона-С».

Подпись к фото,

2С42 «Лотос» на «Армии-2019»

Неподалеку от «Лотоса» на общедоступной стоянке находится уже хорошо известная серия новых российских бронированных боевых машин семейства «Армата», БМП «Курганец» и колесная платформа «Бумеранг».

Подпись к фото,

2С38 «Деривация-ПВО» на «Армии-2019» — до сих пор просто так подойти и снять ее вблизи удавалось лишь немногим

Боевой робот-танк «Уран-9» уже показывали на «Армии» в 2016 году. С тех пор его уже успели испытать в Сирии, результаты оказались неутешительными.

В 2018 году 3-й ЦНИИ министерства обороны подготовил доклад, в котором говорилось, что в ходе испытаний в Сирии были зафиксированы отказы вооружения и очень нестабильно работало дистанционное управление, а также оптические системы.

Тем не менее это первый боевой робот, которого российская армия пытается довести до боеспособного состояния и, судя по тому, что его привезли на выставку, не теряет надежды на успех.

Подпись к фото,

Боевой робот-танк «Уран-9»

Главный экспонат концерна «Калашников» на выставке — дрон-камикадзе «Ланцет». Его создала компания ZALA Aero — дочернее предприятие концерна, которое специализируется на разработке беспилотников.

Концепция дрона-камикадзе заключается в том, что он летает над полем боя либо вблизи него. При появлении наземной цели оператор направляет беспилотник на нее, и дрон, взрываясь, уничтожает объект.

Нынешняя версия системы «Ланцет» уже вторая. Дрон был доработан по просьбе потенциальных заказчиков, на нем появилась возможность визуального управления до последнего момента.

«Ланцет» оснащен искусственным интеллектом — бортовым компьютером, который способен самостоятельно находить и распознавать цели без участия оператора.

Подпись к фото,

Дрон «Ланцет» на стенде «Калашникова»

Также «Калашников» показал новые разработки в стрелковом оружии.

Это два карабина ТR3 калибром 7,62 и 5,45 мм — гражданская версия автомата АК-12. Они пока не поступили в продажу, но когда появятся в магазинах, их смогут купить те, у кого есть лицензия на нарезное оружие.

Отличием гражданской версии АК-12 является отсутствие автоматического режима огня и ограничитель емкости магазина (по российским законам у гражданского огнестрельного оружия емкость магазина не должна превышать 10 патронов). Он установлен внутри рожка — внешне магазин не отличается от боевого.

Подпись к фото,

Карабины TR3 на стенде «Калашникова» на «Армии 2019»

Студенты Санкт-Петербургского политехнического университета привезли на выставку беспилотный катер-экраноплан, способный действовать в море в течение 30 суток. Потом, как рассказали его создатели, солнечные панели покрываются солью, которую надо смывать. Дрон способен некоторое время двигаться на скорости 90 узлов (около 160 километров в час), планируя над поверхностью воды, как это делают экранопланы.

Он оснащен различными датчиками, бортовым компьютером и способен действовать автономно.

По словам создателей, это катер двойного назначения — его могут использовать военные, например, для обнаружения минных полей, а также гражданские службы для контроля подводной обстановки.

Подпись к фото,

Морской дрон-экраноплан «Шторм-600»

Многие эксперты ожидали, что на выставке будет представлен новейший российский ударный беспилотник «Охотник», снимки которого оказались в интернете в январе 2019 года.

Можно сказать, что они его увидели — дрон был представлен в виде небольшой модели в масштабе.

Подпись к фото,

Масштабная модель дрона «Охотник»

Т-90МС — экспортная модификация танка Т-90 — впервые был показан публике еще в 2012 году. С тех пор он участвовал в различных выставках в России и за границей, но подойти, потрогать и посмотреть на него вблизи получится только сейчас.

Подпись к фото,

Т-90МС на «Армии-2019»

Что еще показали на «Армии-2019»?

Подпись к фото,

Макет первой советской атомной бомбы

Подпись к фото,

Манекен для обучения военных медиков — таких на выставке довольно много

Подпись к фото,

Историческое стрелковое оружие — едва ли не самый популярный стенд на открытом воздухе

Подпись к фото,

Инженерная машина ИМР-3 — возможно, самый брутальный экспонат выставки, хотя предназначение у неё куда более мирное, чем у других образцов техники

«Швабе» представляет на «Армии-2018» сервисную машину

Холдинг «Швабе» Госкорпорации Ростех представляет высокотехнологичную машину службы «Сервис 24/7». Она создана для работы в полевых условиях, в пять раз повышает скорость диагностики оптико-электронных приборов и тепловизионных систем, оперативно устраняет неисправности, оптимизируя при этом затраты. 

Машина сервисной службы оснащена высокотехнологичным оборудованием научно-производственного объединения «Орион» холдинга «Швабе» для диагностики, ремонта, замены устаревшей техники или ее частей, калибровки, гарантийного и постгарантийного обслуживания. Служба восстанавливает оптико-электронные приборы, микрокриогенные системы (МКС) и тепловизоры. 

«Такая мобильная служба особенно актуальна сегодня, в условиях современного мира, когда высокий темп работы не допускает перерывов из-за возникших неполадок. Возможность осуществить полноценные работы в самых разных ситуациях, в частности в полевых условиях, удаленной или труднодоступной местности является большим преимуществом нашей разработки», – рассказал первый заместитель генерального директора «Швабе» Сергей Попов.  

Служба может с максимальной точностью оценить состояние изделия, выявить и устранить поломку прямо на месте благодаря многолетнему опыту в области разработки и изготовления оптико-электронных приборов и систем и высокой квалификации специалистов «Ориона». Сегодня география деятельности сервиса распространяется на центральную часть России. С 2019 года разработанная система обслуживания охватит не только промышленные организации и компании в регионах, но и выйдет за пределы страны. 

Международный форум «Армия-2018» проходит с 21 по 26 августа в конгрессно-выставочном центре «Патриот», на аэродроме «Кубинка» и полигоне «Алабино». Холдинг «Швабе» представляет в рамках мероприятия более 100 разработок.

События, связанные с этим
24 августа 2018

«Швабе» представляет на «Армии-2018» сервисную машину

Подпишитесь на новости

Будущее войны будет вестись машинами, но будут ли люди по-прежнему править?

Стаи дронов. Самоходные танки. Автономные сторожевые орудия. Иногда кажется, что будущее войны явилось к нам в мгновение ока, и мы все оказались застигнутыми врасплох. Но, как пишет Пол Шарр в своей новой книге Army of None: Autonomous Weapons and the Future of War , все это происходило давно, и в настоящее время мы пожинаем кульминацию десятилетий военного развития.Но это не значит, что это не страшно.

Книга

Шарре дает отличный обзор этой области, прослеживая историю автономного оружия от ранних пулеметов (которые автоматизировали стрельбу и перезарядку винтовки) до современного мира самодельных дронов-убийц, собранных в гаражах и сараях. Как бывший армейский рейнджер и человек, который помогал разрабатывать правительственную политику в отношении автономного оружия, Шарр хорошо осведомлен и лаконичен. Что еще более важно, он уделяет столько же внимания политическому измерению автономного оружия, как и лежащей в его основе технологии, рассматривая такие вещи, как исторические попытки контроля над вооружениями (например.g., запрет Папы Иннокентия II на использование арбалетов против христиан в 1139 году, что не помогло).

The Verge недавно поговорил с Шарром о Army of None, , обсуждая текущее отношение армии США к автономному оружию, осуществимость попыток управления так называемыми «роботами-убийцами», а также неизбежность появления новых военных технологий. будет иметь неожиданные и вредные побочные эффекты.

Это интервью было сокращено и слегка отредактировано для ясности.

Эта книга наступила как раз подходящее время, я бы сказал, как раз тогда, когда обсуждение и автономных систем вооружения снова появилось в новостях. Что побудило вас написать это?

Я работал над этими проблемами восемь или девять лет и участвовал в обсуждениях автономного оружия в ООН, НАТО и Пентагоне. Я чувствовал, что у меня достаточно слов, чтобы сказать, что я хочу написать об этом книгу. Проблема, безусловно, накаляется, особенно когда мы видим, что автономные технологии развиваются в других сферах, например, в беспилотных автомобилях.

Люди видят автономную машину и связывают ее с оружием. Они рассчитывают риски для себя и начинают задавать вопросы, например: «Что происходит, когда военный дрон имеет большую автономию в качестве беспилотного автомобиля?» Это потому, что мы находимся в очень интересном моменте времени, когда технологии становятся реальностью, и эти вопросы носят менее теоретический характер.

H Как американские военные достигли своего нынешнего положения? Наши читатели знакомы с разработкой таких технологий, как беспилотные автомобили, частными компаниями, но как и когда это заинтересовало A rmy?

В случае с Соединенными Штатами они наткнулись на революцию военных роботов через Ирак и Афганистан.Я не думаю, что это было намеренно запланировано, чтобы купить тысячи воздушных и наземных роботов, но именно это произошло. Большинство людей сказали бы, что это была плохая идея, но оказалось, что эти роботы были невероятно ценными для очень конкретных задач в этих конфликтах. Дроны обеспечивали наблюдение над головой, а [роботы для обезвреживания бомб] снижали опасность таких вещей, как СВУ на земле.

Армия США заявляет, что в настоящее время хочет, чтобы люди были в курсе событий.

Во время этих конфликтов вы видели, как американские военные осознали эту технологию и начали стратегически думать о том, в каком направлении они хотят двигаться.Таким образом, одной общей темой было желание развития большей автономии, потому что [роботизированные] системы в прошлом имели такие хрупкие телекоммуникационные связи с людьми. Если они застряли, ваши роботы ничего не могут сделать. Но когда военные говорят, что хотят «полной автономии», они не думают о Терминаторе. Они думают о роботе, который самостоятельно перемещается из точки А в точку Б. И они не сформулировали это четко.

Я цитирую план полетов ВВС США от 2009 года по [беспилотной] авиационной системе, который явно поднимает эти вопросы [автономных систем вооружения], и это был первый документ гражданской обороны, который сделал это. В документе говорится, что мы можем представить себе тот период времени, когда преимущества в скорости позволят лучше всего перейти к полной автономии, и это поднимает все эти сложные этические и юридические вопросы, и нам нужно начать говорить об этом. И я думаю, что это было правильно.

В мире развернуто всего несколько полностью автономных систем вооружения, в том числе боевая система Aegis (на фото) и израильский дрон Harpy.

T he В плане полета ВВС говорится, что в ситуации, когда компьютеры могут принимать решения быстрее, чем люди, может быть выгодно передать управление машинам.Вы указываете, что это был корпус с — очень небольшое количество автономных систем оружия, используемых в настоящее время — что они предназначены для ситуаций, в которых люди просто не могут угнаться.

Как, например, боевая система Aegis Combat System ВМС США, которая используется на кораблях для защиты от бомбардировки высокоточными ракетами, которые сами по себе являются своего рода полуавтономной системой. Учитывая этот факт , что автономные системы вооружения строятся в ответ на автономные системы вооружений , считаете ли вы, что продвижение этой технологии вперед не остановить?

Я думаю, что это один из центральных вопросов книги.Этот путь, по которому мы идем, неизбежен? Ясно, что технология ведет нас по дороге, где полностью автономные системы оружия, безусловно, возможны, а в некоторых простых средах они возможны сегодня.

Это хорошо? Есть много причин, чтобы не думать. Я склонен думать, что ограничивать человеческий контроль над насилием — не лучшая идея, [но] я также не думаю, что легко остановить прогресс технологий. Одна из вещей, которые я пытаюсь затронуть в книге, — это исторический послужной список по этому поводу, потому что он чрезвычайно неоднозначен.Есть примеры успехов и неудач в контроле над вооружениями, восходящие к древней Индии, к 1500 году до нашей эры. Возникает извечный вопрос: «Контролируем ли мы технологии или наши технологии контролируют нас?» И я не думаю, что на это есть простые ответы. В конечном счете, проблема заключается не в автономии или самой технологии, а в нас самих.

Я думаю, что ваша книга действительно хорошо помогает определить термины этой дискуссии, проводя различие между разными типами автономии.Это кажется невероятно важным, потому что как мы можем обсуждать эти вопросы без общего языка? Имея это в виду, есть ли здесь какие-то конкретные концепции s , которые, по вашему мнению, часто неправильно понимаются?

[ Смеется ] Это всегда вызов! Я записал в книгу 10 000 слов, посвященных этой проблеме, и теперь мне нужно подвести итог в параграфе или двух.

«автономия и интеллект — это не одно и то же».

Но да, одно заключается в том, что люди склонны говорить об «автономных системах», и я не думаю, что это очень значимая концепция.В каком отношении нужно говорить об автономности: какую задачу вы говорите об автоматизации? Автономность — это не волшебство. Это просто свобода человека или машины совершать какие-то действия. По мере того, как дети становятся старше, мы предоставляем им больше свободы — они могут оставаться на улице позже, водить машину, уезжать в колледж. Но автономия и интеллект — это не одно и то же. По мере того, как системы становятся более интеллектуальными, мы можем предоставить им больше автономии, но это не обязательно.

Прослеживая историю автономного оружия, вы начинаете с Гражданской войны в США и изобретателя пистолета Гатлинга Ричарда Гатлинга.Это был предшественник современных пулеметов, и вы включаете фантастический отрывок из одного из писем Гатлинга , , в котором он говорит, что его мотивацией было спасение жизней. Он думал, что пистолет , из которого стреляет автоматически, будет означать меньше солдат на поле боя и, следовательно, меньше смертей. Конечно, это оказалось не так. Считаете ли вы, что новые технологии ведения войны неизбежно будут иметь такие непредвиденные кровавые последствия?

Многие технологии, безусловно, выглядят великолепно, когда они есть у вас.Вы говорите: «Ого, посмотрите на это! Мы можем спасти жизни наших солдат, будучи более эффективными на поле боя! » Но когда есть у обеих сторон , как в случае с пулеметами, война внезапно переносится в гораздо более ужасное место. Я думаю, что это определенная проблема автономии и робототехники. Существует риск гонки вооружений, когда по отдельности страны добиваются различных очень разумных военных достижений. Но в совокупности это делает войну менее управляемой и в целом наносит ущерб человечеству.

Пистолет Гатлинга был одной из тех увлекательных вещей, на которые я наткнулся, исследуя историю этой области. И автоматизация действительно уменьшила количество людей, необходимое для доставки определенного количества огневой мощи: четыре человека с пушкой Гатлинга могли обеспечить такую ​​же огневую мощь, как 100 человек. Но вопрос в том, что военные сделали с этим ? Уменьшили ли они количество людей в своих армиях? Нет, они расширили свою огневую мощь и тем самым подняли насилие на новый уровень.Это важный поучительный рассказ.

Российская платформа боевого робота «Платформа-М». Изображение: Министерство обороны России

Вы указываете на то, что люди ошибочно полагают, что в вооруженных силах США есть стремление к автономии, когда существует внутреннее сопротивление , на самом деле, . В отличие от России, например, США не строят наземных роботов для линии фронта, а разрабатываемые ими автономные летательные аппараты предназначены для поддержки , а не боевых действий. Как бы вы охарактеризовали нынешнюю политику Америки в отношении автономного оружия?

Вы слышите много риторики об оборонном истеблишменте США, искусственном интеллекте и автономии. Но если вы посмотрите на то, на что они на самом деле тратят деньги, реальность не всегда совпадает. В частности, в боевых применениях существует разрыв, когда у вас есть инженеры в таких местах, как DARPA, которые работают на полную катушку и заставляют технологии работать, но есть долина смерти между исследованиями и разработками и эксплуатационным использованием.И некоторые из препятствий связаны с культурой, потому что бойцы просто не хотят бросать свою работу — особенно люди на острие копья.

В результате руководители министерства обороны США очень решительно заявили о своем намерении держать человека в курсе будущих систем оружия, санкционируя решения о применении смертоносных сил. И я не слышу того же самого языка от других стран, таких как Россия, которые говорят о создании полностью роботизированной боевой единицы, способной работать автономно.

Россия и Китай явно упоминаются в книге, но эксперты, похоже, более обеспокоены негосударственными субъектами. Они отмечают, что многие из этих технологий, такие как автономная навигация и небольшие дроны, находятся в свободном доступе. Что там за угроза?

Негосударственные группировки, такие как Исламское государство, сегодня уже имеют вооруженные беспилотники, которые они собрали вместе с использованием имеющегося в продаже оборудования. И технологии настолько распространены, что мы собираемся сделать чем-то, с чем нужно будет бороться.Мы уже наблюдали малоразмерные «массовые» атаки беспилотников, например, на российскую авиабазу в Сирии. Я не решаюсь сказать, что это был рой дронов, потому что нет никаких указаний на их сотрудничество. Но я думаю, что подобные атаки со временем будут становиться все более сложными и масштабными, потому что эта технология широко доступна. Для этого нет хорошего решения.

Этот страх, что ИИ — это технология «двойного использования», что любое коммерческое исследование может иметь вредоносные приложения, похоже, мотивировало многих людей, утверждающих, что нам нужен международный договор , контролирующий автономное оружие .Как вы думаете, возможен ли такой договор?

После недавних встреч в Организации Объединенных Наций наблюдается некоторая энергия, потому что они увидели значительные шаги со стороны двух крупных стран: Австрии, которая собирается призывать к запрету, и Китая, заявившего в конце недели, что они хотели бы своего рода запрет на автономное оружие. Но я не думаю, что мы видим импульс для договора в КНО [Конвенция 1983 года о конкретных видах обычного оружия, которая ограничивает использование мин, мин-ловушек, зажигательного оружия, ослепляющих лазеров и др.] ООН.Это просто не на карте. [ООН] — это организация, основанная на консенсусе, и каждая страна должна согласиться. Этого не произойдет.

Договор о «роботах-убийцах» вряд ли состоится в ближайшее время

В прошлом происходило то, что эти движения на какое-то время созрели в этих крупных коллективных органах в ООН, а затем перекочевали на отдельные договоры. Это привело, например, к договорам по кассетным боеприпасам. Я не думаю, что мы на этом этапе.В этом участвует не основная группа западных демократических государств, и это было критически важно в прошлом, когда лидировали такие страны, как Канада и Норвегия. Возможно, шаг Австрии изменит эту динамику, но на данный момент это не ясно.

На этот раз большая разница заключается в отсутствии прямой гуманитарной угрозы. Люди гибли и получали увечья от противопехотных мин и кассетных боеприпасов, а здесь угроза носит чисто теоретический характер. Даже если такие страны, как Китай и США, подпишут своего рода договор, проверка [того, что они соблюдают правила договора] будет исключительно сложной. Очень сложно представить, как можно заставить их доверять друг другу. И это основная проблема. Если вы не можете этого понять, решения нет.

Учитывая, что вы думаете, что запрета или набора ограничений ООН не произойдет, как мы можем наилучшим образом направить разработку автономного оружия? Потому что ни один из тех, кто участвует в этой дискуссии, , даже те, кто утверждает, что автономное оружие определенно спасет жизни, считает, что здесь нет никаких рисков.

Я думаю, что больше разговоров на эту тему со стороны ученых в публичной сфере — все к лучшему.Это проблема, которая объединяет целый ряд дисциплин: технологии, военные операции, право, этику и другие. Итак, это место, где серьезная дискуссия очень полезна и необходима. Мне хотелось бы думать, что эта книга может помочь продвинуть этот разговор, конечно, за счет расширения круга людей, которые в нем участвуют.

Что я считаю важным, так это установление основополагающих принципов того, как выглядит контроль над автономным оружием. Такие вещи, как определение того, что мы подразумеваем под «осмысленным человеческим контролем» или «надлежащим человеческим суждением», или концепцией сосредоточения внимания на человеческой роли.Мне это нравится, и я хочу видеть больше таких разговоров на международном уровне. Я думаю об этом как о постановке вопроса: если бы у нас были какие-то технологии, о которых мы только могли подумать, какую роль мы бы хотели, чтобы люди играли в войне? И почему? Какие решения требуют исключительно человеческого суждения? Я не знаю ответов, но это правильные вопросы.

«Машины на бойню»: опасный рост военного ИИ | Искусственный интеллект (AI)

Видео резкое. Двое угрожающих мужчин стоят рядом с белым фургоном в поле с пультами дистанционного управления.Они открывают задние двери фургона, и воющий звук дронов квадрокоптера нарастает. Они щелкают выключателем, и дроны вылетают, как летучие мыши из пещеры. Через несколько секунд мы переходим к классу колледжа. Роботы-убийцы проникают внутрь через окна и вентиляционные отверстия. Студенты кричат ​​от ужаса, оказавшись в ловушке внутри, когда дроны атакуют со смертельной силой. Урок, который пытается преподать фильм Slaughterbots , , ясен: крошечные роботы-убийцы либо здесь, либо в небольшом технологическом прогрессе.Террористы легко могли их развернуть. А существующие защиты слабы или отсутствуют.

Некоторые военные эксперты утверждали, что Slaughterbots, созданный Институтом будущего жизни, организацией, исследующей экзистенциальные угрозы человечеству, сделали серьезную проблему сенсацией, разжигая страх там, где требовалось спокойное размышление. Но когда дело доходит до войны будущего, граница между научной фантастикой и промышленными фактами часто размыта. Военно-воздушные силы США предсказали будущее, в котором «группы спецназа будут отправлять механических насекомых, оснащенных видеокамерами, чтобы они заползали внутрь здания во время противостояния с заложниками».Одно из совместных предприятий микросистем уже выпустило Octoroach, «чрезвычайно маленького робота с камерой и радиопередатчиком, который может покрывать до 100 метров на земле». Это лишь одно из многих «биомиметических» или имитирующих природу оружия, которые появляются на горизонте.

Кадр из Slaughterbots. Фотография: Future of Life Institute / YouTube

Кто знает, сколько других ядовитых существ теперь являются моделями для авангардных военных теоретиков. Недавний роман П. У. Сингера и Августа Коула, действие которого происходит в недалеком будущем, когда США находятся в состоянии войны с Китаем и Россией, представил калейдоскопическое видение автономных дронов, лазеров и захваченных спутников.Книгу нельзя списывать со счетов как военно-техническую фантастику: она включает сотни сносок, документирующих развитие каждого описываемого оборудования и программного обеспечения.

Не менее тревожны успехи в моделировании роботизированных машин для убийства. Русская фантастика 60-х годов «Крабы на острове» описывала своего рода голодные игры для ИИ, в которых роботы сражались друг с другом за ресурсы. Проигравшие будут отброшены, а победители будут появляться до тех пор, пока некоторые из них не станут лучшими машинами для убийства.Когда ведущий ученый-компьютерщик сообщил об аналогичном сценарии Агентству перспективных исследовательских проектов Министерства обороны США (Darpa), назвав его «парком юрского периода для роботов», один из руководителей назвал его «осуществимым». Не нужно много размышлять, чтобы понять, что такой эксперимент может выйти из-под контроля. Расходы — главное препятствие на пути экспериментов великой державы с такими потенциально разрушительными машинами. Программное моделирование может устранить даже этот барьер, позволяя проводить виртуальные испытания в боевых условиях, чтобы вдохновить на будущие военные инвестиции.

В прошлом национальные государства собирались вместе, чтобы запретить особенно ужасное или устрашающее новое оружие. К середине 20 века международные конвенции запретили биологическое и химическое оружие. Сообщество наций также запретило использование ослепляющих лазерных технологий. Сильная сеть НПО успешно призвала ООН собрать государства-члены для согласия на аналогичный запрет на роботов-убийц и другое оружие, которое может действовать самостоятельно, без прямого человеческого контроля, для уничтожения цели (также известной как летальные автономные системы оружия. , или Законы).И хотя по поводу определения такой технологии ведутся споры, мы все можем представить себе некоторые особенно ужасающие виды оружия, которые все государства должны соглашаться никогда не производить и не развертывать. Дрон, который постепенно нагревает вражеских солдат до смерти, нарушит международные конвенции против пыток; звуковое оружие, предназначенное для нарушения слуха или равновесия противника, заслуживает аналогичного обращения. Страна, которая разработала и применила такое оружие, должна быть изгнана из международного сообщества.

Говоря абстрактно, мы, вероятно, можем согласиться с тем, что остракизм — и более суровое наказание — также заслуживают разработчиков и пользователей роботов-убийц.Сама идея машины, брошенной на бойню, пугает. И все же некоторые из крупнейших вооруженных сил мира, похоже, ползут к разработке такого оружия, следуя логике сдерживания: они опасаются, что их сокрушит искусственный интеллект соперников, если они не смогут высвободить столь же мощную силу. Ключ к решению такой непреодолимой гонки вооружений может лежать не столько в глобальных договорах, сколько в осторожном переосмыслении того, для чего можно использовать боевой ИИ. По мере того, как «война возвращается домой», развертывание сил военного уровня в таких странах, как США и Китай, является строгим предупреждением для их граждан: какие бы технологии контроля и разрушения вы ни разрешили своему правительству покупать для использования за границей, они вполне могут быть использованы против ты в будущем.


Роботы-убийцы так же ужасны, как биологическое оружие? Не обязательно, утверждают некоторые военные теоретики и компьютерщики из истеблишмента. По словам Майкла Шмитта из Военно-морского колледжа США, военные роботы могут контролировать небо, чтобы такая резня, как убийство курдов и болотных арабов Саддамом Хусейном, не повторилась. Рональд Аркин из Технологического института Джорджии считает, что автономные системы оружия могут «уменьшить бесчеловечность человека по отношению к человеку с помощью технологий», поскольку робот не будет подвергаться слишком человеческим припадкам гнева, садизма или жестокости.Он предложил исключить людей из цикла принятия решений о нацеливании, в то же время кодируя этические ограничения в роботов. Аркин также разработал классификацию целей для защиты таких объектов, как больницы и школы.

Теоретически предпочтение управляемого машинного насилия, а не непредсказуемого человеческого насилия может показаться разумным. Убийства, происходящие во время войны, часто кажутся корнями в иррациональных эмоциях. Тем не менее, мы часто оставляем за собой самое глубокое осуждение не за насилие, совершенное в пылу страсти, а за умышленного убийцу, хладнокровно спланировавшего свое нападение.История войн предлагает множество примеров более тщательно спланированных массовых убийств. И, конечно же, любая система роботизированного оружия, вероятно, будет спроектирована с некоторой функцией отмены, которой будут управлять люди-операторы, подчиняющиеся всем нормальным человеческим страстям и иррациональности.

Французский солдат запускает дрон в северной части Буркина-Фасо. Фотография: Мишель Каттани / AFP / Getty

Любая попытка кодекса законов и этики в роботах-убийцах порождает огромные практические трудности. Профессор информатики Ноэль Шарки утверждал, что невозможно запрограммировать робота-воина на реакцию на бесконечное множество ситуаций, которые могут возникнуть в разгар конфликта.Подобно беспомощному автомобилю, оказавшемуся беспомощным из-за того, что снег мешает его датчикам, автономная система оружия в тумане войны опасна.

Большинство солдат подтвердят, что повседневный опыт войны — это длительные периоды скуки, перемежающиеся внезапными ужасающими приступами беспорядка. Стандартизация отчетов о таких инцидентах для управления роботизированным оружием может оказаться невозможной. Машинное обучение лучше всего работает там, где есть массивный набор данных с четко понимаемыми примерами хорошего и плохого, правильного и неправильного.Например, компании, выпускающие кредитные карты, усовершенствовали механизмы обнаружения мошенничества с постоянным анализом сотен миллионов транзакций, при котором ложноотрицательные и ложные срабатывания легко помечаются с почти 100% точностью. Можно ли «проанализировать» опыт солдат в Ираке, решая, стрелять ли по неоднозначным врагам? Даже если бы это было так, насколько уместным был бы такой набор данных для оккупации, скажем, Судана или Йемена (двух из многих стран с каким-либо военным присутствием США)?

Учитывая эти трудности, трудно избежать вывода о том, что идея этичных роботов-машин для убийства нереалистична и слишком вероятна для поддержки опасных фантазий о кнопочных войнах и убийствах без вины.


Международное гуманитарное право, регулирующее вооруженные конфликты, создает еще большие проблемы для разработчиков автономного оружия. Ключевым этическим принципом ведения войны является принцип дискриминации: от нападающих требуется проводить различие между комбатантами и гражданскими лицами. Но партизанские или повстанческие войны становятся все более распространенными в последние десятилетия, и комбатанты в таких ситуациях редко носят униформу, что затрудняет их отличия от мирных жителей. Учитывая трудности, с которыми в этом отношении сталкиваются солдаты-люди, легко увидеть еще больший риск, связанный с системами роботизированного оружия.

Сторонники такого оружия настаивают на том, что способность машин различать только улучшается. Даже если это так, предположение о том, что командиры будут использовать эти технологические достижения для разработки справедливых принципов распознавания в грохоте и неразберихе войны, является огромным логическим скачком. Как писал французский мыслитель Грегуар Шамаю, категория «комбатант» (законная цель) уже имела тенденцию «разбавляться таким образом, чтобы распространяться на любую форму членства, сотрудничества или предполагаемого сочувствия к некоторым воинствующим группам. организация ».

Принцип различия между комбатантами и гражданскими лицами — лишь один из многих международных законов, регулирующих ведение войны. Также существует правило, согласно которому военные операции должны быть «пропорциональными» — необходимо соблюдать баланс между потенциальным ущербом для гражданского населения и военным преимуществом, которое может быть получено в результате этих действий. Военно-воздушные силы США описали вопрос соразмерности как «по своей сути субъективное определение, которое будет решаться в каждом конкретном случае». Независимо от того, насколько хорошо технология отслеживает, обнаруживает и нейтрализует угрозы, нет никаких доказательств того, что она может использовать тонкие и гибкие аргументы, необходимые для применения даже слегка двусмысленных законов или норм.

Получайте удостоенные наград длинные чтения Guardian, отправляемые вам каждое субботнее утро

Даже если бы мы предположили, что технологические достижения могут сократить использование смертоносной силы в войне, всегда ли это было бы хорошо? Изучая растущее влияние принципов прав человека на конфликты, историк Сэмюэл Мойн отмечает парадокс: война сразу стала «более гуманной, и с ней сложнее положить конец». Для захватчиков роботы избавляют политиков от беспокойства о жертвах, разжигающих оппозицию дома.Железный кулак в бархатной перчатке передовых технологий, дроны могут вести наблюдение, достаточное для усмирения оккупированных, избегая при этом разрушительного кровопролития, которое могло бы спровоцировать революцию или международное вмешательство.

В этом роботизированном видении «гуманного господства» война будет все больше и больше походить на экстерриториальную акцию полиции. Враги будут заменены подозреваемыми, подвергнутыми механизированному задержанию вместо смертоносной силы. Как бы ни спасти жизнь, считает Мойн, огромная разница во власти, лежащая в основе технологизированных профессий, не является надлежащей основой для легитимного международного порядка.

Чамаю тоже настроен скептически. В своей проницательной книге Drone Theory , он напоминает читателям об убийстве 10 000 суданцев в 1898 году англо-египетскими войсками, вооруженными пулеметами, в результате чего пострадали только 48 человек. Чамаю называет дрон «оружием постколониального насилия, страдающего амнезией». Он также ставит под сомнение то, что достижения робототехники действительно приведут к той точности, которую обещают поклонники роботов-убийц. Мирных жителей обычно убивают военные дроны, пилотируемые людьми.Устранение этой возможности может повлечь за собой столь же мрачное будущее, в котором компьютерные системы будут вести такое интенсивное наблюдение за исследуемыми популяциями, что они смогут оценить угрозу, исходящую от каждого человека в ней (и соответственно ликвидировать или избавить их).

Сторонники дронов говорят, что это оружие является ключом к более разборчивой и гуманной войне. Но для Чамаю «исключая возможность боя, дрон уничтожает саму возможность четкого различия между комбатантами и мирными».Заявление Шамаю может показаться преувеличением, но рассмотрите ситуацию на местах в Йемене или внутренних районах Пакистана: действительно ли «боевики» могут оказать какое-либо серьезное сопротивление потоку из сотен или тысяч беспилотных летательных аппаратов, патрулирующих их небо? Такая контролируемая среда представляет собой тревожное сочетание войны и полицейской деятельности, лишенное ограничений и гарантий, которые были установлены, по крайней мере, для того, чтобы попытаться сделать эти области подотчетными.


Как мировые лидеры должны реагировать на перспективу появления этих опасных новых оружейных технологий? Один из вариантов — попытаться объединиться, чтобы полностью запретить определенные методы убийства.Чтобы понять, могут ли такие международные соглашения о контроле над вооружениями работать, стоит взглянуть в прошлое. Противопехотная мина, предназначенная для убийства или калечения любого, кто наступит на нее или рядом с ней, была ранним автоматизированным оружием. Это наводило ужас на участников Первой мировой войны. Недорогие и легко распространяемые мины по-прежнему использовались в более мелких конфликтах по всему миру. К 1994 году солдаты заложили 100-метровые мины в 62 странах.

Мины продолжали разрушать и запугивать население в течение многих лет после прекращения боевых действий.Пострадавшие от мин обычно теряли по крайней мере одну ногу, иногда две, и получали сопутствующие рваные раны, инфекции и травмы. В 1994 году 1 из 236 камбоджийцев потерял по крайней мере одну конечность в результате подрыва мин.

американских солдат рядом с роботом-обнаружителем мин в Афганистане. Фотография: Уолли Сантана / AP

К середине 90-х годов международное сообщество пришло к единому мнению о том, что наземные мины следует запретить. Международная кампания за запрещение наземных мин заставила правительства всего мира осудить их.Противопехотная мина не так смертоносна, как многие другие виды оружия, но, в отличие от других применений силы, она может калечить и убивать мирных жителей еще долгое время после окончания боя. К 1997 году, когда кампания по запрещению наземных мин выиграла Нобелевскую премию мира, десятки стран подписали международный договор, имеющий обязательную силу, обязуясь не производить, накапливать и не развертывать такие мины.

США возразили и до сих пор не подписали конвенцию о противопехотных мин. Во время переговоров переговорщики из США и Великобритании настаивали на том, что реальное решение проблемы наземных мин состоит в том, чтобы гарантировать, что все будущие мины будут автоматически отключаться через определенный фиксированный период времени или будут иметь некоторые возможности дистанционного управления.Это означало бы, что устройство можно было бы дистанционно выключить после прекращения боевых действий. Конечно, его тоже можно было снова включить.

Технологический компромисс США нашел мало сторонников. К 1998 году десятки стран подписали договор о запрещении мин. С 1998 по 2010 год к нему ежегодно присоединялось все больше стран, включая такие крупные державы, как Китай. В то время как администрация Обамы предприняла некоторые важные шаги по ограничению мин, министр обороны Трампа отменил их. Этот поворот — лишь одна из граней воинственного национализма, который, вероятно, ускорит автоматизацию войны.


Вместо запрета на роботов-убийц военный истеблишмент США предпочитает регулирование. Обеспокоенность по поводу неисправностей, сбоев или других непредвиденных последствий от автоматизированного оружия послужила поводом для взвешенного дискурса о реформе военной робототехники. Например, PW Singer из фонда New America Foundation позволит роботу «автономно использовать только нелетальное оружие». Таким образом, автономный дрон может патрулировать пустыню и, скажем, оглушить комбатанта или обернуть его сетью, но «решение об убийстве» останется за людьми.Согласно этому правилу, даже если комбатант попытается уничтожить дрон, дрон не сможет его уничтожить.

Такие правила помогут перейти от войны к поддержанию мира и, наконец, к форме полицейской службы. Промежуток времени между решениями о поимке и убийстве может обеспечить надлежащую правовую процедуру, необходимую для оценки вины и назначения наказания. Сингер также подчеркивает важность ответственности, утверждая, что «если программист по ошибке взорвет целую деревню, он должен быть привлечен к уголовной ответственности».

В то время как некоторые военные теоретики хотят кодировать роботов с помощью алгоритмической этики, Зингер мудро опирается на наш многовековой опыт работы с людьми . Чтобы обеспечить ответственность за развертывание «алгоритмов войны», вооруженным силам необходимо будет обеспечить отслеживание роботов и алгоритмических агентов и их идентификацию с их создателями. В национальном контексте ученые предложили «номерной знак для дронов», чтобы связать любые безрассудные или небрежные действия с владельцем или контроллером дронов. Имеет смысл, что подобное правило — что-то вроде «Робот всегда должен указывать личность своего создателя, контроллера или владельца» — должно служить фундаментальным правилом ведения войны, а его нарушение карается суровыми санкциями.

Но насколько вероятно, что программисты роботов-убийц действительно будут наказаны? В 2015 году американские военные взорвали больницу в Афганистане, в результате чего погибло 22 человека . Даже когда происходила бомбежка, персонал больницы отчаянно звонил своим контактам в вооруженных силах США и умолял ее прекратить. Люди несут прямую ответственность за атаки дронов на больницы, школы, свадьбы и другие несоответствующие цели без соразмерных последствий. «Туман войны» оправдывает всякую халатность.Маловероятно, что национальные или международные правовые системы возложат большую ответственность на программистов, которые устраивают подобную бойню.


Вооружение всегда было крупным бизнесом, и гонка вооружений ИИ обещает прибыль технически подкованным и политически связанным. Консультации против гонки вооружений могут показаться совершенно нереальными. В конце концов, страны вкладывают огромные ресурсы в военные приложения ИИ, а многие граждане не знают или не заботятся. Тем не менее, это спокойное отношение может измениться со временем, поскольку внутреннее использование слежки с ИИ усиливается, и эта технология все чаще отождествляется с теневыми аппаратами контроля, а не с демократически подотчетными местными властями.

Военный ИИ и ИИ наблюдения не используется только и даже не в первую очередь против иностранных врагов. Его переделали, чтобы выявлять врагов внутри и бороться с ними. Хотя ничего подобного терактам 11 сентября в США не произошло за почти два десятилетия, силы внутренней безопасности незаметно использовали инструменты борьбы с терроризмом против преступников, мошенничества со страховкой и даже протестующих. В Китае правительство раздуло угрозу «мусульманского терроризма», чтобы собрать значительную часть своих уйгуров в лагеря перевоспитания и запугать других постоянными проверками телефонов и составлением профилей рисков.Никого не должно удивлять, если какое-то китайское оборудование используется во внутренней разведке США, в то время как крупные американские технологические компании привлекаются китайским правительством к параллельным проектам наблюдения.

Полицейский робот, следящий за соблюдением правил в отношении коронавируса, в Шэньчжэне, Китай, март. Фото: Алекс Плавевски / EPA

Развитие использования ИИ в вооруженных силах, полиции, тюрьмах и службах безопасности — это не столько соперничество между великими державами, сколько прибыльный глобальный проект корпоративной и правительственной элиты по сохранению контроля над беспокойным населением внутри страны и за рубежом.Примененные в далеких сражениях и оккупациях, военные методы, как правило, находят путь обратно в тыл. Сначала они используются против непопулярных или относительно бессильных меньшинств, а затем распространяются на другие группы. Представители Министерства внутренней безопасности США подарили местным полицейским управлениям танки и броню. Шерифы с еще большим энтузиазмом воспримут таргетинг и оценку угроз с помощью ИИ. Но важно помнить, что есть много способов решения социальных проблем. Не все требуют постоянного наблюдения в сочетании с механизированной угрозой применения силы.

Действительно, это может быть наименее эффективным способом обеспечения безопасности как на национальном, так и на международном уровне. Дроны позволили США сохранять присутствие в различных оккупированных зонах намного дольше, чем могла бы существовать армия. Постоянное присутствие сторожа-робота, способного предупредить солдат о любом угрожающем поведении, является формой угнетения. Американские силы обороны могут настаивать на том, что угрозы со стороны Ирака и Пакистана достаточно опасны, чтобы оправдать постоянную бдительность, но они игнорируют способы, которыми такие авторитарные действия могут спровоцировать тот самый гнев, который они призваны подавить.

В настоящее время военно-промышленный комплекс подталкивает нас к разработке роев дронов, которые действуют независимо от людей, якобы потому, что только машины будут достаточно быстрыми, чтобы предвидеть контрстратегии врага. Это самоисполняющееся пророчество, имеющее тенденцию стимулировать развитие противником той самой технологии, которая якобы оправдывает милитаризацию алгоритмов. Чтобы вырваться из этой саморазрушающей петли, нам нужно подвергнуть сомнению весь реформистский дискурс о принуждении военных роботов к этике.Вместо незначительных улучшений пути к соревнованию в боевых способностях нам нужен другой путь — к сотрудничеству и миру, каким бы хрупким и трудным он ни был.

В своей книге «Как все стало войной, а военные стали всем» , бывший сотрудник Пентагона Роза Брукс описывает растущее осознание американскими экспертами в области обороны того, что развитие, управление и гуманитарная помощь так же важны для безопасности, как и использование силы, не более того.В мире с большим количеством реальных ресурсов меньше причин для ведения войн с нулевой суммой. Он также будет лучше оснащен для борьбы с естественными врагами, такими как новые коронавирусы. Если бы США вложили часть своих военных расходов в общественное здравоохранение, они почти наверняка избежали бы десятков тысяч смертей в 2020 году. их собственные страны о надлежащей роли правительства и парадоксах безопасности.Они должны сместить политические цели с господства за границей на удовлетворение человеческих потребностей дома. Наблюдая за ростом государства национальной безопасности США — того, что он считает «империей хищников», автор Ян Г.Р. Шоу спрашивает: «Разве мы не видим подъем контроля над состраданием, безопасность над поддержкой, капитал над заботой и войну над благосостоянием? ? » Остановить это восхождение должно быть основной целью современной политики в области искусственного интеллекта и робототехники.

Адаптировано из книги Фрэнка Паскуале «Новые законы робототехники: защита человеческого опыта в эпоху искусственного интеллекта», которая будет опубликована издательством Harvard University Press по номеру 27 октября

Следите за продолжительным чтением в Twitter по адресу @gdnlongread и подпишите вплоть до длинного еженедельного электронного письма здесь.

Армейский исследователь продвигает сотрудничество между людьми и автономными машинами — ScienceDaily

Доверие между людьми и автономными машинами является главным приоритетом для армейских исследователей — поскольку машины становятся неотъемлемой частью общества, очень важно понимать влияние на человеческие решения. изготовление.

Д-р Селсо М. де Мело, ученый-компьютерщик из лаборатории армейских исследований командования по развитию боевых возможностей армии США в его кампусе ARL West в Плайя-Виста, Калифорния, вместе с профессором японского университета Гифу Кадзунори Терада разделяют общие исследовательские интересы, в частности , о взаимодействии человека и машины и социальных эффектах эмоций при взаимодействии человека и машины.Их исследования показывают, что люди охотно участвуют в социальной категоризации, отделяющей людей от машин, что приводит к сокращению взаимодействия с машинами.

Простой культурный признак — этническая принадлежность виртуального лица машины — смягчил эту предвзятость для участников из двух разных культур (Японии и США), говорят исследователи.

«Наше исследование показывает, что ситуативные сигналы аффилиативного намерения, а именно выражения эмоций, превосходят ожидания коалиционных союзов от социальных категорий», — сказал де Мело.«Когда машины принадлежали к другой культуре, участники демонстрировали обычную предвзятость, когда демонстрировались эмоции соперничества — например, радость после эксплуатации, и, напротив, участники сотрудничали с людьми в той же степени, что и машины, выражавшие эмоции сотрудничества — например, радость после сотрудничества . »

Являясь фундаментальной проблемой для внедрения ИИ в армии, это исследование особенно актуально для армейской приоритетной задачи модернизации боевых машин нового поколения, поскольку предлагает решения, способствующие эффективному взаимодействию человека и машины, — сказал де Мело.

«Исследования показывают фундаментальную предвзятость, согласно которой люди принимают решения с помощью машин, которые менее благоприятны, чем если бы партнерами были люди», — сказал де Мело. «Это как если бы машины по умолчанию рассматривались как члены чужой группы. В исследовании предлагаются два решения для преодоления этого предубеждения на основе социальной категоризации: ассоциация позитивных социальных групп с машинами — и эмоциями, и выражение эмоций машинами, которые сообщить о партнерских намерениях «.

Следующим шагом будет применение и проверка этих результатов в областях, имеющих отношение к армии, таких как взаимодействие истребителей с автономными (наземными и воздушными) транспортными средствами, роботами и виртуальными партнерами, сказал он.

История Источник:

Материалы предоставлены Исследовательской лабораторией армии США . Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

Как армия революционизирует свою огневую мощь

В последние годы солдаты стали свидетелями множества обновлений и нового оружия, боеприпасов и оптики, добавленных к их арсеналу со скоростью, опережающей предыдущие десятилетия развития в этих областях.

У солдат, вошедших во вторую армию сегодня, совершенно иное оружие, чем у них или их лидеров всего несколько лет назад.

Эти изменения охватывают весь спектр стрелкового оружия, как индивидуального, так и обслуживаемого экипажем, в основном делая существующие системы более легкими и функциональными и добавляя новые возможности огневой мощи пехотных отделений, взводов и рот.

Некоторые изменения не так легко распознать, например, улучшенные стволы, двусторонние переключатели огня и улучшенные пули. Другие изменения добавили новые системы или обещают превратить стрелковое оружие, используемое в боевых действиях.

К ним относятся новый пистолет, улучшенный карабин, более совершенные стрелковые и снайперские винтовки, достижения в области ракет, запускаемых с плеча, улучшенные и более легкие пулеметы, пистолеты-пулеметы и даже дробовики для взрыва дронов с неба.

Но даже когда армия передает солдатам лучшую оптику, боеприпасы и оружие, она также ищет способ опередить используемые системы. Прилагаются усилия, чтобы вновь сосредоточить внимание на отдельных солдатах и ​​отрядах, рассматривая даже самые маленькие единицы огневой мощи как достойные инвестиций в обучение, трудоустройство и оборудование.

Next Generation команды Оружие

Зарегистрируйтесь на Army Times Daily News Roundup

Не пропустите главные новости армии, доставлены каждый день после обеда

(пожалуйста, выберите страну) United StatesUnited KingdomAfghanistanAlbaniaAlgeriaAmerican SamoaAndorraAngolaAnguillaAntarcticaAntigua и BarbudaArgentinaArmeniaArubaAustraliaAustriaAzerbaijanBahamasBahrainBangladeshBarbadosBelarusBelgiumBelizeBeninBermudaBhutanBoliviaBosnia и HerzegovinaBotswanaBouvet IslandBrazilBritish Индийский океан TerritoryBrunei DarussalamBulgariaBurkina FasoBurundiCambodiaCameroonCanadaCape VerdeCayman IslandsCentral африканских RepublicChadChileChinaChristmas IslandCocos (Килинг) IslandsColombiaComorosCongoCongo, Демократическая Республика TheCook IslandsCosta RicaCote D’ivoireCroatiaCubaCyprusCzech RepublicDenmarkDjiboutiDominicaDominican RepublicEcuadorEgyptEl SalvadorEquatorial GuineaEritreaEstoniaEthiopiaFalkland (Мальвинских) островах Фарерских IslandsFijiFinlandFr anceFrench GuianaFrench PolynesiaFrench Южный TerritoriesGabonGambiaGeorgiaGermanyGhanaGibraltarGreeceGreenlandGrenadaGuadeloupeGuamGuatemalaGuineaGuinea-bissauGuyanaHaitiHeard Island и МакДональда IslandsHoly Престол (Ватикан) HondurasHong KongHungaryIcelandIndiaIndonesiaIran, Исламская Республика ofIraqIrelandIsraelItalyJamaicaJapanJordanKazakhstanKenyaKiribatiKorea, Корейская Народно-Демократическая Республика ofKorea, Республика ofKuwaitKyrgyzstanLao Народная Демократическая RepublicLatviaLebanonLesothoLiberiaLibyan Арабская JamahiriyaLiechtensteinLithuaniaLuxembourgMacaoMacedonia, бывшая югославская Республика ofMadagascarMalawiMalaysiaMaldivesMaliMaltaMarshall IslandsMartiniqueMauritaniaMauritiusMayotteMexicoMicronesia, Федеративные Штаты ofMoldova, Республика ofMonacoMongoliaMontserratMoroccoMozambiqueMyanmarNamibiaNauruNepalNetherlandsNetherlands Антильские островаНовая КаледонияНовая ЗеландияНикарагуаНигерНигерияНиуэОстров НорфолкСеверные Марианские островаНорвегияОманПакистанПалауПалестинская территория, оккупированнаяПанамаПапуа Новый GuineaParaguayPeruPhilippinesPitcairnPolandPortugalPuerto RicoQatarReunionRomaniaRussian FederationRwandaSaint HelenaSaint Киттс и NevisSaint LuciaSaint Пьер и MiquelonSaint Винсент и GrenadinesSamoaSan MarinoSao Том и PrincipeSaudi ArabiaSenegalSerbia и MontenegroSeychellesSierra LeoneSingaporeSlovakiaSloveniaSolomon IslandsSomaliaSouth AfricaSouth Джорджия и Южные Сандвичевы IslandsSpainSri LankaSudanSurinameSvalbard и Ян MayenSwazilandSwedenSwitzerlandSyrian Arab RepublicTaiwan, провинция ChinaTajikistanTanzania, Объединенная Республика ofThailandTimor-lesteTogoTokelauTongaTrinidad и TobagoTunisiaTurkeyTurkmenistanTurks и Кайкос, Тувалу, Уганда, Украина, Объединенные Арабские Эмираты, Соединенное Королевство, Соединенные Штаты, Малые острова США, Уругвай, Узбекистан, Вануату, Венесуэла, Вьетнам, Виргинские острова, Британские, Виргинские острова, США.С.Уоллис и ФутунаЗападная СахараЙеменЗамбияЗимбабве

Подписка

×

Отправляя нам свой адрес электронной почты, вы принимаете участие в сводке новостей Army Times Daily News Roundup.

Основным оружием, привлекающим массу ресурсов армии, является программа «Командное оружие нового поколения», в рамках которой разрабатываются варианты винтовок и автоматов для замены существующей служебной винтовки и боевого автоматического оружия.

Три компании — General Dynamics, Sig Sauer и Textron Systems — соревнуются за создание оружия под патрон калибра 6.8мм круглый.

Textron построил оружие на основе нового патрона в виде боеприпаса «в виде телескопа в кожухе», в котором используется полимерный кожух, что дает конструкторам возможность размещать в упаковке патроны различных размеров, веса и метательного взрывчатого вещества.

Sig Sauer работает с более знакомой конструкцией винтовки, аналогичной своей версии текущей платформы типа AR.

Компания General Dynamics предложила конструкцию булл-пап, в которой за спусковым крючком находится магазин для сохранения длины ствола без удлинения оружия.В ближайшие два года армия определит, какая винтовка станет ее будущей для пехоты, саперов и разведчиков.

Морские пехотинцы и солдаты могут увидеть еще одно серьезное изменение в ближайшие годы, если программа нового поколения Squad Weapon будет успешной. Это три варианта комплекта 6,8-мм винтовки / автоматической винтовки, конкурирующие за замену как Squad Automatic Weapon, так и M4 / M16. (Жаклин Белкер / Staff)

Снаряд промежуточного калибра 6,8 мм был выбран для повышения летальности, точности и скорости.Цель состоит в том, чтобы разработать оружие, достаточно легкое для выполнения длительных миссий, но точное на дальних дистанциях и способное поражать более сложные цели, включая бронежилеты.

Но часть NGSW, которая обеспечит будущие методы улучшения меткости и смертоносной огневой мощи на уровне отдельных солдат, будет исходить от ее системы управления огнем.

Это средство управления огнем разрабатывается отдельно и параллельно с самим оружием в течение первого года и будет объединено с оружием по мере его перехода к запланированному производству в 2022 финансовом году, согласно презентации Дуга Коэна и Пола Кернера в июне 2019 г. программа NGSW на ежегодном симпозиуме по системам вооружений Национальной оборонной промышленной ассоциации.

Но будущее прототипирование включает в себя планы по развитию высоких технологий, таких как автоматическое распознавание целей, отслеживание целей, распознавание лиц, оптическое увеличение и увеличение прицела, определение ветра, ночное зондирование и компьютер баллистики.

Оптика

В прошлом году некоторые солдаты начали получать самые современные очки ночного видения, которые когда-либо применяла служба, — бинокль с улучшенными очками ночного видения.

Новое устройство дает солдатам вид с белым фосфором, а не с традиционным зеленым оттенком, улучшая четкость.Бинокулярный характер очков позволяет лучше воспринимать глубину, что улучшает захват цели. Улучшенное зрение также позволяет пользователям видеть сквозь пыль и дым.

Армейские чиновники увидели улучшенную ночную стрельбу с новыми очками. А тепловые возможности дают пользователю еще более эффективные способы обнаружения целей, недоступных в устаревших системах ночного видения, — и все это улучшает поражение цели.

Наряду с улучшенным ночным видением, быстрым захватом цели или RTA, способность позволяет стрелкам переключать вид с оружия на очки или даже добавлять версию «картинка в картинке», чтобы они могли стрелять из-за углов или через препятствия без обнажая себя.

Он работает через камеру, установленную на оружии, которая поддерживает беспроводную связь через очки.

ENVG-B — это всего лишь небольшой шаг к более амбициозному проекту — интегрированной системе визуального расширения, или IVAS.

По мере совершенствования стрелкового оружия сама стрельба может измениться благодаря сочетанию высокотехнологичного оборудования и постоянно развивающегося программного обеспечения.

Ранние прототипы IVAS, показанные Army Times в Форт-Пикетте, штат Вирджиния, в этом году, используют устройство Microsoft HoloLens — очки виртуальной реальности.Устройство имеет функции навигации для поиска пути, может отображать местонахождение врага и дружественных войск, а также отображать наложения на карте для отслеживания на дисплее.

В основе всего, что происходит с устройством, лежит дополненная реальность — по сути, программное обеспечение, предоставляющее визуальные символы в поле зрения пользователя. Пользователь по-прежнему видит реальный мир, но может добавлять и улучшать то, что он видит в своем обзоре.

Хотя это может означать отличную графику и возможности 360-градусного обзора для видеоигр, программистов и исследователей, для солдат или морских пехотинцев это может означать жизнь или смерть.

«Ни одно другое оборудование не оказывало такого воздействия с момента появления ночного видения», — сказал Army Times министр армии Райан Маккарти, бывший рейнджер. «Это выводит ночное видение на уровень доктора философии».

Боеприпасы

Улучшенная оптика помогает солдатам находить и нацеливаться на своих врагов. Лучшее огнестрельное оружие позволяет им быстрее поражать цель. Но как отставной командир сержант. Майор Мэтт Уокер сказал на июньском симпозиуме NDIA: «Боеприпасы — это« бизнес-цель »того, чем мы зарабатываем себе на жизнь.

Изменения в боеприпасах касаются перехода на 6,8-мм патрон для следующей винтовки и автоматической винтовки для ближнего боя в программе NGSW. Но исследователи, работающие с боеприпасами малого калибра, разрабатывают более легкие боеприпасы, в том числе полимерные варианты вместо латунных гильз, а также новые версии 7,62-мм патронов, используемых в пулеметах M240B и M240L.

И долгожданный снаряд с трассирующим снарядом с односторонним движением находится в стадии разработки, начальное производство которого ожидается к началу 2022 года, заявил на июньском мероприятии NDIA подполковник Дрю Лунофф, тогдашний директор по продукции малокалиберных боеприпасов в PEO Ammo.

Pfc. Эрик Мендоса из 3-го батальона 15-го пехотного полка боевой группы 2-й бронетанковой бригады готовится к стрельбе из гранатомета M320 во время проверки вооружения в Форт-Стюарте, штат Джорджия, 1 октября (спец. Джордин Уоршек / армия)

Но боеприпасы достижения не ограничиваются малыми калибрами. Подполковник Андре Джонсон, директор по продукции для боеприпасов среднего калибра, проинформировал на том же мероприятии сроки для портфеля 40 мм. Это может включать дневные и ночные ударные снаряды, снаряды с низкой скоростью для тренировок и снаряды с фугасными взрывами в воздухе для угроз беспилотников, производство которых ожидается в 2023 финансовом году.

Хотя сроки не были названы, Джонсон также сказал, что финансирование было восстановлено для раунда взлома дверей в их портфеле.

Все это делает M320 новым гранатометом, который может быть установлен под M16 или как автономный стрелок, более мощное оружие.

Солдатам может быть полезна работа, проводимая и на стороне сил специальных операций. Разработчики оружия SOF проведут техническую оценку пулемета .338 Norma Magnum в этом году, и такие же оценки запланированы для пулемета 6.5 Creedmoor, оба нацелены на увеличение дальности и смертоносности.

Пистолет

Одним из самых быстрых изменений, замеченных в истории стрелкового оружия для повсеместного применения, могло быть появление модульной системы пистолетов, которая включает варианты пистолетов M17 и M18. M17 — это полноразмерное стандартное оружие, заменяющее M9 Beretta. M18 — это компактная версия, обычно используемая армейскими следователями или теми, кому может потребоваться скрытый пистолет.

Через два года армия потребовала замены пистолета и начала поставки нового оружия.

Этот шаг сильно отличался от прошлых разработок, таких как Future Handgun System, Joint Combat Pistol и Combat Pistol Program, которые предшествовали этим усилиям, но не привели к замене 9-мм пистолета M9 Beretta. который был впервые принят на вооружение в 1985 году.

play_circle_filled

Новый пистолет, сделанный Sig Sauer, обеспечивает солдатам встроенную систему направляющих, оптику с верхним креплением и ствол, готовый к глушителю.

Нынешний M9 требовал серьезных модификаций, чтобы иметь любую из этих возможностей.

Модульная система пистолетов была представлена ​​два года назад для солдат с винтовкой M17 и 9-мм пистолетом Sig Sauer. (Жаклин Белкер / Посох)

MHS также рассматривает пистолет как часть более крупной системы вооружения; тот, который включает в себя кобуру, глушитель и лазерное прицельное устройство, а не просто пистолет.

Этот шаг, как сообщает Army Times, был частью более масштабных усилий по более быстрому совершенствованию стрелкового оружия для армии общего назначения.

Армия находится в процессе замены пистолета калибра 9 мм, который находится на вооружении более 30 лет. (Жаклин Белкер / Персонал)

Небольшие изменения, большая выгода

Постепенная работа некоторых программ может не отличаться от футуристической винтовки или нового пистолета, но небольшие изменения складываются.

Например, изменения коснулись карабина M4. Теперь в версии A1 стандартное оружие оснащено двусторонним селекторным переключателем и улучшенным стволом.

Карл Густав, 84-миллиметровая безоткатная винтовка, претерпевает собственные усовершенствования с тех пор, как армия приняла ее на вооружение почти шесть лет назад. Новая версия весит 7 фунтов. легче, изготовлен из титана и имеет цифровое управление огнем по сравнению со старыми механическими версиями.

Эти изменения позволяют последовательно поражать движущиеся цели на расстоянии до 600 метров и поражать неподвижные цели на расстоянии 800 метров.

Армия Pfc. Райан Бейнман, прикомандированный к бандитскому отряду 3-го полка Голгофы, заряжает пулемет M240L во время квалификационного стрельбища в Ираке в октябре 2018 года.(Армия)

Пулемет M240, являющийся базой для стрельбы из среднего пулемета в армии с конца 1970-х годов, претерпевает улучшения, которые уменьшат вес как пулеметчика, так и помощника пулеметчика.

Улучшенные материалы и технологии позволили оружию сократить запасной ствол и укоротить приклад и ствол.

В этом году программа также отобрала новую оптику для автоматического гранатомета M240, Mk 19 и пулемета M2A1 .50 калибра.

После более чем 40 лет эксплуатации M240L продолжает получать обновления. Новые изменения включают укороченный ствол, приклад. (Жаклин Белкер / Персонал)

Как это происходит, что это значит

Начало многим из того, что изменилось, положили опытные ветераны боевых действий и эксперты в области вооружения и летальности как в Центре передового опыта маневров, так и в новом дополнении Межфункциональная группа солдат летальности.

Как только эти группы определили, что нужно армии, ее задача — воплотить это в жизнь военным подразделениям исполнительного офиса программы.

Благодаря достижениям армии 84-миллиметровое оружие для стрельбы с плеча стало легче и точнее. (Жаклин Белкер / Staff)

Всего за последний год они выставили на вооружение более 135 000 единиц оружия. «Это часть из более крупных 1,2 миллиона единиц оружия, которые они выставили на вооружение для всех четырех родов войск с 2003 года», — сказал полковник Эллиот Кэггинс, руководитель программы по оценке смертности солдат.

Комбинация обратной связи с полем боя и ожидаемых угроз противника способствует тому, как исследователи работают над улучшением стрелкового оружия.

Пехотинец ведет огонь на меньшую дальность из недавно разработанной стрелковой винтовки Squad Designated Marksman Rifle, 25 января (армейский сержант Брайан Мишелиш / армия)

Некоторые из этих отзывов включают отчет CNA Corporation 2006 года «Перспективы солдатского стрелкового оружия в бою. ”

Это исследование показало, что солдаты дали плохие оценки автомату отряда и пистолету M9. Оба были заменены или заменяются.

В их число входит множество предметов, от проблем с устаревшими системами вооружения до необходимости увеличения дальности действия или повышения надежности до разведданных, показывающих, что противники, такие как Россия, Китай или даже экстремистские организации, переходят на более дальние и тяжелые калибры, которые превосходят солдатские. служебное оружие.

Гранатомет M320 — автономное устройство, позволяющее использовать больше боеприпасов для гренадера. (Жаклин Белкер / Персонал)

В то время как оперативные потребности и отзывы с мест говорят о том, какие изменения они будут вносить, новое оружие, более легкие варианты и другие способы снижения дальности стрельбы также открывают способы, с помощью которых армия может пересмотреть то, как она использует отряд.

По мере увеличения дальности и способов ведения боя увеличиваются и досягаемость, и эффективность отряда.

Но то, как армия решает бесконечную проблему предоставления современного оружия солдатам на самом низком тактическом уровне, использует оба метода, чтобы определить, куда двигаться с разработкой оружия.

«Мы можем делать и то, и другое: либо вносить изменения, либо развивать возможности», — сказал Кэггинс.

Армия хочет изучить, как люди взаимодействуют с ИИ — и наоборот

Будущее войны — и большинства других человеческих начинаний — будет включать в себя интеграцию человеческой воли и умения принимать решения с искусственным интеллектом. В настоящее время взаимодействие между людьми и инструментами ИИ не всегда интуитивно понятно, но армия хочет это изменить.

Армейская исследовательская лаборатория в понедельник выпустила предварительное уведомление о заключении контракта с исследовательскими и инженерными службами по объединению людей и агентов, чтобы изучить, как солдаты взаимодействуют с ИИ, и улучшить режим обучения людей и машин.

Армия планирует заключить контракт с DCS Corporation, но выпустила запрос на информацию, чтобы услышать от других потенциальных поставщиков, способных выполнить этот контракт.

Технологии, такие как искусственный интеллект, «в конечном итоге уменьшат количество солдат, подвергающихся опасности, однако они не просто заменят солдат один на один», — говорится в RFI.

ИИ расширит возможности людей на поле боя для хранения и анализа данных; доступ к зонам, недоступным для людей; реагировать со скоростью, недоступной для людей; и будут развернуты в большем количестве.

«Тем не менее, технологии искусственного интеллекта также будут вводить ограничения и не будут иметь того же набора возможностей, которые есть у наших солдат — например, адаптивности, гибкости, здравого смысла и других черт, необходимых для выполнения миссии», — говорится в оценке производительности утверждение.

Успех в будущих операциях потребует от солдат одновременного взаимодействия с несколькими передовыми технологиями. В свою очередь, эти технологии могут помочь большему количеству солдат и команд координировать свои действия.

«Более конкретно, описанные здесь задачи будут поддерживать фундаментальные исследования в поддержку цели армии по разработке и использованию систем, требующих, чтобы солдаты объединялись с технологиями ИИ, облегчая обмен информацией между солдатом, системой и окружающей средой», — писали официальные лица . «Развитие технологий искусственного интеллекта для поддержки групп солдат и автономии изменит способ взаимодействия членов команды, как людей, так и автономных, с окружающей средой, противником и друг с другом.Технологии искусственного интеллекта смогут научиться не только тому, как взаимодействовать с отдельными людьми и группами, но и тому, как совместно принимать решения и решать проблемы в составе команд, максимизируя сильные стороны и сводя к минимуму слабые стороны отдельных членов команды — людей или автономных ».

Армейская исследовательская лаборатория хочет изучить эти взаимодействия с обеих сторон и заключает этот контракт для получения технической и инженерной поддержки в разработке учебных симуляторов и интеграции их в существующие схемы.

В заявлении о проделанной работе подробно описываются конкретные результаты, включая разработку новых методов тестирования и оценки для измерения эффективности команд искусственного интеллекта человека и их интеграцию с программой армейских боевых машин нового поколения. Программа также будет повторять существующие методы и разрабатывать новые способы отображения функций мозга, психологии и поведения солдат при взаимодействии с товарищами по команде ИИ.

Конечным контрактом будет бессрочная поставка, неопределенное количество, в рамках которого армейские программы смогут отдавать приказы.

Ответы на ЗПИ должны быть отправлены до 17:00. 5 мая.

Армейские исследователи расширяют изучение этики, искусственного интеллекта

АДЕЛФИ, штат Мэриленд — Армия будущего будет включать людей и автономные машины, работающие вместе для выполнения миссии. По мнению армейских исследователей, это видение будет успешным только в том случае, если искусственный интеллект будет считаться этичным.

Исследователи, базирующиеся в Командовании по развитию боевых возможностей армии США, ныне известном как DEVCOM, Лаборатория армейских исследований, Северо-Восточный университет и Университет Южной Калифорнии, расширили существующие исследования, чтобы охватить моральные дилеммы и принятие решений, которые больше нигде не проводились.

Это исследование, представленное в Frontiers in Robotics and AI, решает фундаментальную проблему разработки этичного искусственного интеллекта, который, по мнению исследователей, все еще в основном недостаточно изучен.

«Автономные машины, такие как автоматизированные транспортные средства и роботы, вот-вот станут повсеместным явлением в армии», — сказал исследователь DEVCOM ARL доктор Селсо де Мело, который работает на региональном участке лаборатории ARL West в Плайя-Виста, Калифорния. «Эти машины неизбежно столкнутся с моральными дилеммами, когда они должны будут принимать решения, которые вполне могут нанести вред людям.«

Например, де Мело сказал, представьте, что автоматизированное транспортное средство движется по туннелю, и внезапно пять пешеходов переходят улицу; транспортное средство должно решить, продолжать ли движение вперед, травмируя пешеходов, или свернуть в сторону стены, опасаясь для водителя.

Что должен делать автоматизированный автомобиль в этой ситуации?

В предыдущей работе эти дилеммы были сформулированы в очень простых терминах, рассматривая решения как жизнь и смерть, сказал де Мело, игнорируя влияние риска травм для вовлеченных сторон на результат.

«Расширив исследование моральных дилемм с учетом профиля риска ситуации, мы значительно расширили пространство приемлемых решений для этих дилемм», — сказал де Мело. «Поступая таким образом, мы способствовали развитию автономной технологии, которая соответствует приемлемым моральным нормам и, таким образом, с большей вероятностью будет принята на практике и принята широкой публикой».

Исследователи сосредоточили внимание на этом пробеле и представили экспериментальные доказательства того, что в моральной дилемме с автоматизированными транспортными средствами вероятность сделать утилитарный выбор — который сводит к минимуму общий риск травм для людей и в данном случае спасает пешеходов — снижается предполагаемый риск травм пешеходов и водителей.

В своем исследовании было обнаружено, что участники с большей вероятностью сделают утилитарный выбор с уменьшением риска для водителя и увеличением риска для пешеходов. Тем не менее, что интересно, большинство из них были готовы рискнуть водителем (т. Е. Пойти на самопожертвование), даже если риск для пешеходов был ниже, чем для водителя.

В качестве второго вклада исследователи также продемонстрировали, что на моральные решения участников влияет то, что делают другие лица, принимающие решения — например, участники с меньшей вероятностью сделают утилитарный выбор, если другие часто выбирают неутилитарный выбор.

«Это исследование продвигает современные достижения в изучении моральных дилемм, связанных с автономными машинами, проливая свет на роль риска в моральном выборе», — сказал де Мело. «Кроме того, оба этих механизма открывают возможности для развития ИИ, который будет восприниматься как принимающий решения, отвечающие моральным стандартам, а также дают возможность использовать технологии для формирования человеческого поведения и продвижения более нравственного общества».

Для армии это исследование особенно актуально для модернизации армии, сказал де Мело.

«Поскольку эти транспортные средства становятся все более автономными и работают в сложных и динамичных условиях, они неизбежно сталкиваются с ситуациями, когда травмы людей неизбежны», — сказал де Мело. «Это исследование показывает, как преодолевать эти моральные дилеммы и принимать решения, которые будут восприниматься как оптимальные с учетом обстоятельств; например, минимизация общего риска для жизни человека».

Заглядывая в будущее, исследователи изучат этот тип анализа риска и пользы при решении моральных дилемм армии и сформулируют соответствующие практические последствия для разработки систем искусственного интеллекта.

«При масштабном развертывании решения, принимаемые системами ИИ, могут иметь большое значение, особенно в ситуациях, связанных с риском для жизни человека», — сказал де Мело. «Крайне важно, чтобы ИИ мог принимать решения, отражающие этические стандарты общества, чтобы облегчить принятие армией и принятие широкой общественностью. Это исследование способствует реализации этого видения, проясняя некоторые из ключевых факторов, формирующих эти стандарты. Это исследование лично важно, потому что ожидается, что ИИ окажет значительное влияние на армию будущего; однако, какое влияние будет определяться ценностями, отраженными в этом ИИ.»

###

Заявление об отказе от ответственности: AAAS и EurekAlert! не несут ответственности за точность выпусков новостей, размещенных на EurekAlert! участвующими учреждениями или для использования любой информации через систему EurekAlert.

Армия США испытывает лазерное оружие типа пулемета, которое испаряет цели

«Это не научная фантастика».

Лазерная пушка

Армия Соединенных Штатов разрабатывает новое мощное лазерное оружие, способное быстро стрелять испаряющими металл импульсами, очень похожими на пулемет.

Новое оружие, названное тактическим ультракоротким импульсным лазером для армейских платформ, как ожидается, будет примерно в миллион раз сильнее, чем любое другое лазерное оружие, сообщает New Scientist . Основываясь на военных планах относительно оружия, лазер будет больше напоминать виды лазерных винтовок из научно-фантастических фильмов, чем что-либо, что инженеры создавали в прошлом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *